Что не показали Путину
 
В 2021 году число вакансий в медицине возросло в 1,7 раза, и ситуация ухудшается. По данным сервиса по трудоустройству SuperJob, спрос на медицинские кадры в 2022 году в регионах будет расти более высокимии темпами, чем в столице и гордах-миллионниках.
Вакансии врачей ежемесячно попадают в топ высокооплачиваемых, но большинство докторов жалуются на переработки. Проведя расследование, газета «Совершенно секретно» выяснила, что доходы врачей у нас преступно малы, несмотря на то, что деньги на достойные зарплаты есть. Мы расскажем, где они оседают.
Недавно в Еврейской автономной области произошло ЧП: хирургическое отделение областной больницы в Биробиджане осталось без хирургов — разом подали заявления на увольнение сразу трое специалистов, включая заведующего. «Сейчас в отделении дежурит приглашенный специалист. Так же будут затыкать дыры в ближайшие дни», — рассказал информационному агентству EAOMedia источник, заслуживающий доверия.
Еврейская автономная область — не единственный в России регион, где существует проблема нехватки кадров в системе здравоохранения. Недавно сотрудники Курганской больницы «Скорой медицинской помощи» пожаловались в департамент здравоохранения региона на массовые увольнения, чрезмерную нагрузку и невысокую оплату труда. В письме указано, что за последнее времяиз больницы уволились три хирурга, два реаниматолога, два врача УЗИ-диагностики, заведующая детским лор-отделением. Авторы утверждают, что на два отделения хирургии осталось всего два опытных хирурга, один из которых пенсионер, передает «Уралинформбюро». «Из-за нехватки персонала в отделении реанимацииодин врач курирует до 13 пациентов, что более чем в два раза превышает рекомендованные нормы. Анестезиологам приходится работать по одному на две-три операционных, чтобы обеспечить хирургическую работустационара», — пишут медики.
Счет уволившихся медсестер и фельдшеров идет на десятки только за один месяц. Также ушли сотрудники отделения гипербарической оксигенации, после чего его полностью закрыли. На днях с Курганской больницей «Скорой медицинской помощи» попрощался врач, проводивший УЗИ-диагностику всем пациентам стационара.
В письме отмечают, что не хватает дежурных медиков, из-за чего на смену пришлось заступать даже главврачу.
На недавней пресс-конференции, посвященной ситуации с кадрами, заместитель министра здравоохранения Татарстана Ильдар Фатихов озвучил катастрофические цифры: республике требуется 1200 врачей, из них 810 в поликлиники.
Многие, возможно, помнят чуть более давнюю историю, августа 2019 года, когда в один день уволились все хирурги городской клинической больницы №1 Нижнего Тагила, включая заведующего отделением Юрия Изотеева. Он рассказал журналистам, сбежавшимся на разлетевшуюся по всей стране громкую новость, что причиной массового увольнения в первой больнице стала неадекватно высокая нагрузка на врачей. Доктор пояснил, что в тот момент на всю больницу приходилось шесть хирургов, между которыми распределлись 30 круглосуточных дежурств в месяц. Поскольку в одно дежурство на работе должны находиться сразу два врача, на каждого хирурга приходилось по десять ночных дежурств ежемесячно. После того как врач отработает сутки в больнице, он не уходит домой, а вынужден заступать на дневную смену.
По мере того как история стала раскручиваться, выяснилось, что чуть раньше написали заявления на увольнение сразу три врача Демидовской больницы. А всего с начала года из нее уволились семь специалистов. Как рассказал много лет проработавший в Демидовской горбольни це врач-хирург Сергей Павлов, чтобы получать по 50–60 тысяч в месяц, нужно работать в две-три смены.
Обычная ставка хирурга — 22–24 тысячи, на эти деньги семью прокормить практически невозможно. «Нужно исходить из оклада. Зачем брать в расчет сумму в 50 тысяч? Нам что теперь, жить и умереть на работе?» — возмущается доктор.
По словам Юрия Изотеева, хирурги обращались и в администрацию больницы, и в Минздрав, однако никакой реакции не последовало. При этом врачи, написавшие заявление, продолжали принимать пациентов.
Есть, так сказать, и положительные примеры — средняя зарплата врачей в Тюменской области достигла ста тысяч рублей, а медсестры получают по 50 тысяч.
Скажу больше, я сам знаю больницу в Москве, где минимальная зарплата докторов составляет 120 тысяч рублей. Еще раз: минимальная. Притом что в других столичных поликлиниках и больницах держится, как и во многих городах по стране, на уровне 50–60 тысяч рублей.
В чем тут дело, почему возникла эта дифференциация? Для того чтобы в этом разобраться,нужно понимать, откуда вообще берутся деньги у больниц и поликлиник. «У системы здравоохранения три кошелька: система ОМС, средства регионального бюджета и средства федерального бюджета», — объяснила руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук Гузель Улумбекова.
Она принимает участие в разработке реформы здравоохранения, направленной, в том числе, на повышение доходов врачей и медсестер. По ее мнению, по системе ОМС больше уже не получишь, бюджеты регионов и без того дефицитные, поэтому остается федеральный бюджет, но деньги оттуда не добавлены.
Однако, как выяснилось, в больницах не все нуждаются в повышении зарплат, да и вообще в какой бы то ни было реформе. Например, в том же Нижнем Тагиле, когда скандал с увольнением хирургов вышел на всероссийский уровень, выяснилось, сколько получают главврачи местных медучреждений:
психиатрическая больница №7 — 118,3 тыс. руб.
городская станция «Скорой помощи» — 118,9 тыс. руб.
детская городская больница — 121,7 тыс. руб.
стоматологическая поликлиника №3 — 124,3 тыс. руб.
противотуберкулезный диспансер №3 — 124,9 тыс. руб.
городская поликлиника №4 — 129,2 тыс. руб.
городская инфекционная больница — 131 тыс. руб.
городская больница №4 — 131,7 тыс. руб.
Демидовская городская больница — 140 тыс. руб.
городская больница №1 — 142,6 тыс. руб.
Заметьте, две последние больницы, главврачи которых себе, можно сказать, ни в чем не отказывают, — те самые, откуда массово уволились хирурги. Удивительная закономерность, правда? Неслучайно некоторых главврачей после начала реформы, начавшейся еще десять лет назад, стали называть «главрвачами».
Все дело в том, что распределять зарплату докторов поручено именно им, руководителям. Предполагалось, чтоэти люди лучше других знают, кто, какработает, и способны справедливо распределить фонд заработной платы. Но, как показала многовековая практика, власть меняет человека, а абсолютная власть (в пределах больницы, разумеется), меняет абсолютно. Главврачи во многих российских больницах и поликлиниках за последние годы превратились в настоящих феодалов, которые обращаются со специалистами, от квалификации которых порой зависят жизни людей, как с крепостными.
Например, ходят упорные слухи, что официальной зарплатой главврачи часто не ограничиваются. Ведь им никто не мешает обзавестись целым букетом «подснежников» из родственников и знакомых, а также хитро распределять средства, поступающиеиз регионального бюджета. Если пилить региональные бюджеты по-умному, не забывая делиться с нужными людьми, то на «подснежников»никто внимания никогда не обратит.
Само собой при такой системе распределения хирургам и другим профессионалам денег просто не остается. Пусть скажут спасибо, что«главрвачи» платят им хоть что-то. Могли бы кидать кость тысяч в пять-десять. Самим мало. Расчет на честность главврачей явно оказался ошибочным. В чем все могли воочию убедиться после скандалав Нижнем Тагиле. Кстати, до сих неизвестно, к каким выводам пришла комиссия Минздрава РФ. Главврачей двух больниц поначалу отстранили от должности, но потом вроде обоих восстановили.
Позволим себе не согласиться с Гузель Улумбековой: резервы Фонда ОМС используются не до конца. Точнее, до конца, но не теми, кто на самом деле заработал деньги — они оседают где-то по дороге. И мы с вами уже догадываемся, в чьих именно карманах.
Пару лет назад во время «Прямой линии» с Владимиром Путиным был показан очень любопытный сюжет о здравоохранении, в том числе о зарплате докторов. В городе Рослово Смоленской области главный врач поликлиники Наталья Мочалова, слегка замявшись, призналась, что зарплата ее подчиненных — 20 тысяч рублей, всего работает 13 специалистов, не хватает четверых.
Чтобы устранить этот кадровый голод, считает главврач, следует вернуть распределение молодых специалистов — выпускников медицинских академий (она сформулировала иначе — закрепить), как было в советское время.
Ежемесячно все больницы и поликлиники российских городов и весей отправляют в местные отделения Фонда обязательного медицинского страхования отчеты о предоставлении разного рода медицинских услуг — приемов терапевтов, невропатологов, окулистов и т.д., обследований на компьютерном томографе, рентгеновских и ультразвуковых аппаратах, хирургических операциях и многихдругих. Фонд на основании этих вполне себе бухгалтерских документов перечисляет медучреждению деньги, заработанные врача ми. В соответствии с расценками, указанными в  вышеупомянутой «Территориальной программе обязательного медицинского страхования».
А теперь посчитаем, сколько зарабатывает для родной Рословской поликлиники доктор. Возьмем для примера ту же Смоленскую область и посмотрим, сколько стоит самая стандартная услуга — амбулаторный прием терапевта. Навскидку: в Ростовской области приемдоктором пациентов «с профилактическими и иными целями» стоит 474 рубля, в Тверской — 458, в Смоленской — 443. Все остальное — обследования, стационар, операции и т.д.(на сайте ТФОМС Смоленской области все подробно расписано) стоят гораздо дороже.
Рабочая неделя врача — 39 часов, в месяц, соответственно, 160. Каждый час он должен принимать не меньше четырех пациентов. Итого Фонд ОМС
  ежемесячно должен перечислять больнице 288 тыс. рублей за работу каждого доктора. Доктор же получает на руки 20 тысяч рублей. Вам не кажется, что здесь что-то не сходится? Разумеется, зарплата — это не все расходы, которые несет Рословская поликлиника, как и любая другая. Есть еще ремонт здания, зарплата медсестер, уборщиц, сантехников, а также закупка оборудования, лекарственных препаратов, перевязочного материала и т.д. Поэтому посчитаем, сколько зарабатывают для поликлиники все 13 специалистов (то есть, умножим на 13). Получаем 3 млн 685 тыс. рублей в месяц.
Обратите внимание: мы с вами взяли доходы от услуг медучреждения по минимуму. На самом деле здесь еще проводятся обследования (рентген, УЗИ, КТ, ЭКГ и т.д.). То есть можно быть уверенным, что из фонда ОМС ежемесячно перечисляется не менее 4 млн рублей (на самом деле, конечно, больше). Но даже если не учитывать средства, которые дает местный бюджет (не меньше миллиона), уже понятно, что деньги на приличную зарплату врачам у поликлиники есть.
Может быть, не 120 тысяч, как в некоторых столичных больницах, но уж тысяч 70–80 им платить просто обязаны.
И не надо никого закреплять, распределять и удерживать — на такую зарплату специалисты найдутся, даже из Москвы поедут. Не говоря о Смоленске.
Почему же главврач выделяет всего20 тысяч? Даже в среднем по области зарплата врачей в полтора раза выше. Это, понятное дело, уже другой вопрос. И вы, конечно, знаете на него ответ.
А вот от Владимира Путина тщательно скрывают, что средняя зарплата российских докторов может быть довольно быстро повышена в разы, если навести порядок в бухгалтериях больниц и поликлиник, а также разобраться в подозрительных взаимоотношениях главврачей с областными департаментами здравоохранения. Деньги-то государство выделило, причем, огромные. Осталось только понять, кому, и в каких размерах они достаются. Возможно, при помощи Следственного комитета России. Пока известно одно: не докторам.
Как показала многовековая практика, власть меняет человека, а абсолютная власть (в пределах больницы, разумеется), меняет абсолютно.
Главврачи во многих российских больницах и поликлиниках за последние годы превратились в настоящих феодалов, которые обращаются со специалистами, от квалификации которых порой зависят жизни людей, как с крепостными.
Besucherzahler
счетчик посещений
О'КЕЙ доставка
Profmax Pro
СберМобайл
Wild Terra 2: New Lands [CPS] Many GEOs
Battle for the Galaxy [CPS] Many GEOs