Как Сталин боролся с педофилией и развратом чиновников в СССР
 
В 1920-1930-е годы в СССР процветал дикий разврат партийных и советских чиновников. Только в середине 1930-х годов Сталину удалось «вычистить» разложенцев с руководящих постов.
«Смоленским гнойником» прозвали прокуроры обширную группу советских работников Смоленской губернии. Главой этой чиновничьей «тусовки» считался некий Дзяворук — секретарь Смоленского исполкома. Дом Дзяворука в округе называли «Пей до дна». Хищениям и пьянству, как водится, сопутствовал разврат. В деле говорилось, что во время одного из загулов «ответственный товарищ танцевал на крыше экзотический танец с проституткой». А в Астрахани руководящие товарищи организовали притон в квартире большевички Алексеевой. «Дело Алексеевой, — писали газеты, — наиболее омерзительная страница астраханского разложения. В течение шести лет на квартире Алексеевой систематически устраивались пьяные оргии, в которых участвовало около 45 членов партии, в большинстве своём ответственных работников. Оргии принимали исключительно безобразный характер, участники их порой совершенно утрачивали человеческий облик».
Как говорится, рыба гниёт с головы. Чего требовать от областных чинуш, если запашок разврата шёл с самых верхов большевистской партии? «Главный завхоз Кремля» (заведующий всем кремлёвским хозяйством) Авель Енукидзе превратил правительственную резиденцию в настоящий бордель.
Член ЦК партии, секретарь Центрального исполнительного комитета (ЦИК) СССР (а это, между прочим, формально был высший орган власти в стране!) занимался растлением подчинённого ему женского персонала.
Немногим комсомолкам из аппарата ЦИК удалось сберечь свою девичью честь от домогательств похотливого Авеля. Впоследствии комсомолок «старому большевику» стало уже недостаточно, и он перешёл на пионерок, а затем — и на октябрят!
Но в 1935 году товарищ Сталин сказал: «Ша! Хорошего — понемножку». Авель Енукидзе был выведен из ЦК и отправлен в почётную ссылку в провинцию. А в 1937 году карьера этого «героя революции» завершилась вполне традиционно для того времени — он был расстрелян как троцкист, диверсант и шпион. Но нам его как-то и не особо жалко.
В том же 1935 году был разоблачён ещё один любитель «клубнички» — заведующий московскимотделением всесоюзной организации «Интурист» Сергей Месхи. Кстати, он тоже был «старым большевиком» (член партии с 1907 года). Вот что выяснили следователи: «Месхи использовал своё служебное положение как средство для широкого и развратного образа жизни. Он систематически понуждал подчинённых ему сотрудниц к сожительству, пользуясь их материальной и служебной от него зависимостью». Как писали в июле 1935 года газеты, для пополнения гарема Месхи использовал отработанные приёмы: «Согласившимся он создавал привилегированные условия — повышал заработную плату, выдавал премиальные. К строптивым порой применял и физическое насилие.
Всем его похождениям сопутствовали пьяные оргии, еженощно происходившие у него на квартире». Общее число сотрудниц, совращенных любвеобильным директором московского «Интуриста», доходило до трёх сотен. За свои амурные похождения Месхи отправился в лагерь. 1935 год можно назвать переломным. Именно в этот год Сталин начал вычищать из партийных и советских органов окопавшихся там в огромных количествах педофилов, многоженцев, развратников и прочих извращенцев.
Откликаясь на «призыв вождя», граждане стали активно сообщать в правоохранительные органы о разврате ответственных и прочих известных лиц. Так, в Прокуратуру СССР поступило заявление о том, что солист Большого театра растлевает несовершеннолетних девушек. А один крупный руководящий работник сообщил, что отчим его 12-летней дочери (тоже крупный партийный работник) «растлил её несколько лет назад и живёт с ней половой жизнью, применяя самые извращённые виды половых сношений».
К концу 1930-х задача очистки государственного и партийного аппарата от разного рода моральных разложенцев была выполнена. Но это тема для отдельного разговора.
 
 
Besucherzahler
счетчик посещений